Александр Горчаков: «Алготрейдинг — это вам не гомеопатия»

горчаков об алготрейдинге

Вступление

Буквально на днях мы публиковали заметку экономиста Андрея Мовчана об алготрейдинге, где нам был предложен тезис: алгоритмическая торговля — для инсайдеров, для крупных, глобальных игроков или профессионалов экстра-класса, владеющих технологиями, а все остальные — лузеры или мошенники. Сегодня Александр Горчаков, кандидат физико-математических наук, известный алготрейдер, управляющий активами в ИК «Форум», попытается убедить нас в том, что к словам Андрея Мовчана стоит отнестись скептически.

Алготрейдинг — будущее или новый вид мошенничества

Еще в 2012 году Андрей Мовчан написал весьма тенденциозную статью для Forbes с характерным названием «Алгоритм потери», где плавно подводил читателей к выводу: «алготрейдинг — зло, там сольют ваши деньги». Теперь наступил 2017 год, и Андрей cнова стал «воевать» с алгоритмической торговлей, опубликовав в Facebook заметку, где сравнил один из методов биржевой торговли с гомеопатией и астрологией.

Похожая статьяАндрей Мовчан: «Вы никогда не заработаете на алготрейдинге»Прибавим к этому более 2 тысяч лайков, почти 700 репостов и множественные публикации в СМИ с заголовками типа «Будущее или новый вид мошенничества» или «Андрей Мовчан сравнивает алготрейдинг с гомеопатией» (а также с «кухонным Форексом» и бинарными опционами) — и вот мы с коллегами по трейдерскому цеху уже выглядим в глазах непросвещённой публики как мошенники и шарлатаны. Вероятно, именно этого эффекта и добивался Андрей, поэтому мы просто обязаны опровергнуть его домыслы.

Начнем с того, что Мовчан без ложной скромности заявил: «Я по роду службы хорошо осведомлён об управлении инвестициями вообще и, в частности, об алгоритмических стратегиях». Для нас это стало открытием — ни я, ни мои коллеги не слышали об успехах компаний, в которых работал Андрей, на ниве управления инвестициями посредством алготорговли («Тройка Диалог», «Ренессанс управление инвестициями» и «Третий Рим»). Про активное предоставление доступа одной из них в 90-е годы на российский финансовый рынок иностранным инвесторам известно, про успехи в алготрейдинге — нет.

Без сомнения, господин Мовчан должен быть осведомлён об управлении инвестициями в России, но с торговыми алгоритмами он вряд ли сталкивался на практике. И потому его в данном вопросе надо воспринимать как блогера или журналиста, но не как управляющего активами. Даже если позже он и делает ремарку «и не надо меня подозревать в незнании трейдинга, коллеги». В статье от 2012 года есть ключевая фраза, которая всё проясняет:

Сегодня трудно убедить клиента следовать классическим стратегиям управления активами, основываясь на фундаментальном анализе. Алгоритмические стратегии всё более популярны.

Приятно видеть, что алготрейдинг вырос из «коротких штанишек» и стал серьёзным конкурентом доминирующему методу управления капиталом на российском рынке под названием «купи и держи». Поэтому подобные нападки нам по-своему лестны. Плохо то, что статьям Андрея, основанным на ложных утверждениях, верит широкая публика, и, как следствие, страдает репутация всех алготрейдеров сразу.

Итак, первое ложное утверждение основано на том, что на фондовом рынке выживают лишь несколько типов участников. Во-первых, это инсайдеры. Хотя, если господин Мовчан имел в виду американский рынок, то там за это дают весьма длительные тюремные сроки вкупе с огромными штрафами. Во-вторых, крупные посредники. В-третьих, глобальные игроки. В-четвертых, финансовые «монстры» с сотнями аналитиков и трейдеров, которые к тому же могут влиять на политиков и проводить манипуляции рынком. И, в-пятых, те, кто потратил сотни миллионов долларов на технологии быстрого доступа к бирже, чтобы быстрее всех проводить сделки. Остальные, кто получил положительный результат на фондовом рынке другими методами, заработали тупо на каком-то случайном событии.

Если принять слова Андрея за чистую монету и свести состав участников лишь к вышеперечисленным, то получается картина фактически манипулируемого рынка. На котором эти группы могут делать что угодно, и никакие алгоритмические методы работать не будут. Однако если вернуться к реальности, то на фондовом рынке можно обнаружить тысячи участников с совершенно разными методами торговли и совершенно разными методами принятия решений, причём никто не будет обладать достаточным капиталом для того, чтобы сдвинуть рынок в нужную сторону на нужную величину. И тогда вся конструкция господина Мовчана с грохотом рушится.

Второе ложное утверждение Андрея разместилось в следующих абзацах:

Что же такое алгоритмическая торговля, если она не основана на стоящих сотни миллионов долларов технологиях? Особенно, если она к тому же приносит или обещает приносить пресловутые «5% в месяц»? Мошенничество? Иногда. Но не всегда. Иногда это просто survivorship bias. Собираются ребята, изучившие курс математики технического вуза и поторговавшие на свои $5 тысяч акциями в БКС. И решают запилить алготрейдинг. […] Пишут они роботов медленных (оборудования нет, каналы обычные), настроенных на простые алгоритмы (а откуда им взять сложные при их подготовке и опыте) — в основном торгуют на расхождениях пар с устойчивой ковариацией, факторном распознавании трендов, поиске простых образов и так далее. […] Их торговые стратегии, в сущности, — белый шум, с небольшой долей длинных позиций относительно рынка, и соусом из краткосрочных паттернов, которые они верно находят с помощью регрессионного анализа.

О, теперь мы узнаем, что алгоритмическая торговля состоит из доли «лонговых» позиций и набора краткосрочных паттернов. Какая неожиданная аналитика.

В статье Forbes тоже много интересных открытий:

Есть два основных вида стратегий. Чистый арбитраж — это аномалии, которые с вероятностью 100% ведут к зарабатыванию прибыли. […] Рисковый арбитраж — это аномалии, вероятность исчезновения которых меньше 100%. […].

При этом любой человек, занимающийся алгоритмической торговлей, знает, что идей в ней далеко не одна, не две и не три, как об этом нам рассказывает Андрей Мовчан в своих статьях. Их десятки, а, может, и сотни. При этом каждая идея может быть разбита по своим параметрам на сотни или даже тысячи торговых роботов, совершающих сделки в разные моменты времени. Например, в рамках нашей компании торгуется 30 идей, разбитых примерно на 700 торговых роботов.

Вообще, существует множество методов алгоритмической торговли, каждый из которых имеет своё применение и свою ёмкость для капитала. То, что работает на 100 тысячах рублей, может совсем не работать на сотнях миллионов или миллиардах. То, что работает на волатильности и хороших движениях, запросто может не работать на «пиле» или «боковике». И то, что работает на российском рынке, может совсем не работать на американском. И наоборот.

Давайте воспользуемся аналогией, которую недавно применил один из наших коллег по трейдерскому цеху. Представьте торговые алгоритмы в виде автомобилей. Есть машины, которые призваны лишь доставлять людей или грузы из точки А в точку Б. Да, они медленные и не самые удобные, но стоят недорого и функцию свою выполняют. Есть автомобили подороже и посложнее, которые призваны обеспечить быструю комфортную езду и максимальный комфорт в салоне. Причём часть из них может взять на борт лишь два человека, а другая часть — с комфортом разместит четырёх.

александр горчаков

Есть отдельный класс машин, созданных для скоростной езды по хорошим дорогам — считайте, что это HFT-алгоритмы, заточенные под определённые условия рынка. И есть класс внедорожников и пикапов, где в первую очередь ценится не возможность рулить одним пальцем в городе и быстро уходить со светофора, а грузоподъёмность и умение проехать там, где остальные не проедут. Как аналог — медленные алгоритмы, которые не совершают множество скоростных сделок, зато легко «переваривают» большие капиталы на не самых ликвидных инструментах.

Одним из самых ёмких классов алгоритмических стратегий является следование за трендом (сравним его, скажем, с классом полноразмерных кроссоверов), и у него есть как сильные, так и слабые стороны. Он зарабатывает, когда на рынках штормит, и теряет, когда наступает штиль и идёт движение в «боковике». Но важно учесть, что именно во время рыночных штормов теряют и уоррены баффеты, и индексные фонды. Поэтому доля трендследящих систем (от 5 до 20%) в портфеле инвестора делает его (портфель) более диверсифицированным, менее рискованным при той же или даже большей средней доходности.

Соответственно, разных идей и методов для торговли на фондовом рынке также много. Надо лишь понимать, что всему своё время, место и применение. А также необходима продуманная качественная реализация, что действительно получается далеко не у всех. Равно как у Ford или Mercedes далеко не все модели получаются удачными. Однако что делает Андрей Мовчан? Он всё сводит к весьма короткому списку идей и тут же делает вывод, что рано или поздно какая-то из них «умрёт» и начнет приносить убытки. Это всё равно, что свести весь автомобильный рынок к продукции «АвтоВАЗа».

Более того, он рисует собственную картину среднестатистического алготрейдера:

Собираются ребята, изучившие курс математики технического вуза и поторговавшие на свои $5 тысяч акциями в БКС. И решают запилить алготрейдинг. Пишут они роботов медленных, настроенных на простые алгоритмы. Логичный вопрос: давать ли денег паре выпускников технического вуза, которые пишут торговых роботов?

Всё это выглядит как мнение человека, который лишь издали смотрел на алготрейдинг и сам торговые алгоритмы никогда не писал. А имело ли смысл давать денег отчисленному из Гарварда студенту, ковыряющемуся в компьютерах и строчащему программный код, сидя в гараже? Сейчас это самый богатый человек на планете Земля.

В любом случае, венчурное инвестирование — это весьма сложная деятельность и не тема данной статьи. Тем не менее, всегда есть неэффективности, которые позволяют извлекать с рынка прибыль совершенно разным категориям участников. Даже тем, кто «решил запилить алготрейдинг и писать медленных роботов». Но все эти неэффективности имеют тенденцию меняться со временем. И только постоянное отслеживание их, постоянное подстраивание собственных правил (а алготорговля — это автоматизация выработанных торговых правил) под изменяющиеся условия рынка позволяют извлекать с него прибыль. Это постоянная, кропотливая и трудная работа, с которой Андрей явно не знаком.

Александр Горчаков: «Алготрейдинг — это вам не гомеопатия»

К слову, на автомобильном рынке происходит нечто похожее: у каждой марки есть модельный ряд — модели есть как новые, так и после рестайлинга. У каждой машины есть определённый набор комплектаций, и к ним добавляются «заряженные» версии и всякого рода special edition. Это не считая тюнинговых ателье. Далее каждый год компании анализируют продажи на рынках и корректируют не только цены, но и содержание модельного ряда и комплектаций. И что-то постоянно корректируют, чтобы оставаться эффективными на рынках разных стран.

Здесь необходимо напомнить, как появилась алгоритмическая торговля. Когда человек устаёт просиживать сутками у терминала и постоянно выполнять одни и те же действия, он ищет способы их автоматизировать. Когда человек понимает, что в торговле он излишне сваливается в эмоции и вместо дисциплинированного следования стратегии начинает совершать беспорядочные сделки — он ищет способ этого избежать.

Когда человек при «просадке» заходит на все деньги с ярым желанием отыграться и ускоренно сливает депозит — вот тогда и появляются формализованные торговые правила, которые превращаются в программный код, то есть в торговых роботов. Роботов, которые, как автопилот в самолете, реализуют стратегии (написанные человеком) при совершении сделок, но без явных недостатков, свойственных человеку. При этом от автопилота при необходимости можно перейти на ручной режим.

И третье ложное утверждение Андрея Мовчана:

А если говорить всё же об устойчивых показателях, то показывающих 15% годовых на вменяемом горизонте (те же десять лет) — просто не существует — за редким исключением тех, кто (а) получил случайную сверхприбыль один раз и с тех пор её ещё не проел (ну, скажем, взял Apple с плечом в нужный момент), или (б) достаточно тупо стоял в позиции, а эта позиция росла (например, если в 2008 году осенью взял РТС и дожил до конца 2013 года). Ни в том, ни в другом случае нет ни искусства, ни технологии — есть везение.

Если автор не знает таких примеров — это не означает, что их нет. Это значит лишь то, что он с ними незнаком. Например, известный и суперуспешный фонд Medallion: 28 лет подряд в плюс. При этом Джим Симонс в интервью говорил, что до трети операций его фонда по-прежнему совершаются трейдерами вручную. Вы также явно не слышали про Джерри Паркера, который сказал в интервью, что автоматизация торговли в его успешном фонде Chesapeake Capital появилась только в начале 2000-х после 12 лет торговли. И вряд ли вы знаете про других управляющих, перечисленных в книге Майкла Ковела «Биржевая торговля по трендам. Как заработать, наблюдая тенденции рынка».

На этом имеет смысл заканчивать — разбор ошибок и сомнительных утверждений в статье господина Мовчана может затянуться. Итог прост: мы имеем дело со взглядом дилетанта, который внезапно решил «открыть страшную правду» про ту область, в которой просто не разбирается. Фондовый рынок — это не игра нескольких манипуляторов. Это место, где идёт соревнование мозгов, умений, навыков, опыта и психологии. Если человек обладает этими компонентами на нужном уровне, он сможет зарабатывать. Важно не зацикливаться на одном методе торговли, а искать тот вариант, в котором вы будете успешны.

Актуальный опрос

Какую торговую платформу используете для онлайн-трейдинга?

Загрузка ... Загрузка ...

Оригинал статьи.

Оставить отзыв

 

Отзывы к записи:

На данный момент отзывов к этой записи нет. Ваш комментарий может быть первым.

наверх