Режим Close Only на Форекс — необходимая мера или зло?

close only на форекс

Вступление

В последние годы, а точнее после произошедших на валютном рынке швейцарских событий, форекс- и CFD-брокеры все чаще стали использовать механизм управления рисками «Close Only». Перевод клиентских позиций в режим «закрытия» или попросту приостановку торгов тем или иным инструментом брокеры задействуют в основном в период экстремальной волатильности, что, по их словам, служит во благо клиенту. Но рассчитывает ли клиент, приходя на высокорисковый рынок, на то, что его брокер в одностороннем порядке может «закрыть рынок»? Чьи интересы учитываются при этом?

На эти вопросы нам помогут ответить два эксперта с многолетним опытом на рынке Форекс. Первый участник интервью — Петр Татарников, Председатель международного медиатора «Финансовая Комиссия» — человек, разбирающий спорные ситуации между дилерами и их клиентами на постоянной основе, который представит позицию брокеров в этой спорной, на наш взгляд, ситуации. Второй участник – Сергей Ширко, трейдер и эксперт рынка Форекс с более чем десятилетним стажем, не понаслышке знающий о работе и самих дилингов. Сергей представит пользовательскую позицию трейдеров.

Для чего брокерам нужен механизм «Close Only»?

Что такое «инструментарий Close Only»? Какие способы ограничения торговли применяются и каково их предназначение?

Петр Татарников: «Close only — это режим торговли, когда дилер вводит запрет на открытие новых позиций по определенным инструментам, однако все существующие позиции клиентов могут оставаться открытыми до момента, пока клиент сам не пожелает их закрыть».

Сергей Ширко: «С технической стороны это ничем не примечательная настройка символа, отвечающая за режим торговли. Например, в МТ4 кроме известного Close Only это может быть Full Access или No, если символ работает в режиме Indicative. Что касается практической стороны, то я не думаю, что разработчики платформы предполагали, что режим Close Only станет настолько популярным инструментом риск-менеджмента».

Прописан ли этот пакет мер в регламентах брокеров? Есть ли внутренние минимальные критерии для его применения?

Петр Татарников: «Как правило, в клиентском договоре (или регламенте котирования) прописаны возможные изменения торговых условий в одностороннем порядке, так как дилер, в свою очередь, зависит от доступных условий на рынке. Ни для кого не секрет, что условия на рынке могут развиваться непредсказуемо, в связи с чем возможны краткосрочные изменения торговых условий, как правило, в сторону ухудшения».

Сергей Ширко: «Не припомню, чтобы это кого-то останавливало. Брокер всегда найдет на что сослаться в своих документах. В текущей ситуации трейдер очень слабо защищен от любого произвола со стороны брокера. Он, конечно, может предпринять какие-то шаги, однако эффективность таких действий крайне мала и многие просто не хотят тратить свое время на это».

В каких случаях брокеры пользуются «рубильником»? Учитывается ли при этом интерес клиента?

Петр Татарников: «Если говорить откровенно, то в первую очередь изменение условий торговли — это необходимая мера, вызванная рыночной ситуацией. Например, если большинство контрагентов закрывают торговлю по инструменту, то как дилеру производить хеджирование позиций? Никак. Следовательно, заключать сделки со своими клиентами в такой ситуации крайне рискованно. Если же речь идет об STP-счетах, то тут вообще все на 100% зависит от условий площадки, на которой происходит исполнение.

Похожая статьяA-Book и B-Book — правильные и неправильные форекс-брокерыГоворя об интересах клиентов, то в данном случае они не учитываются, так как это невозможно. Нельзя получить то, чего нет. В других же случаях, например, когда производится снижение плеча ввиду повышенной волатильности рынка, можно сказать, что интересы клиентов косвенно учитываются, так как дилер снижает риски. Однако, справедливости ради нужно отметить, что в такой ситуации учитываются взаимные интересы».

Сергей Ширко: «В наши дни Close Only больше похож на «рубильник», когда брокер по сути признает свою неспособность эффективно управлять риском, поскольку больше не может спокойно смотреть на то как «любимые» клиенты выносят деньги из «цирка» на легко прогнозируемом рынке. Это конечно крайняя мера. Хуже этого только могут быть ограничения по выводу средств. Сами понимаете, все это очень сильно влияет на репутацию брокера и показывает его истинное лицо.

Понижение плеча — это более мягкая и превентивная мера. Однако и она не учитывает в полной мере интересы клиентов, которые будут вынуждены закрыть часть своих открытых позиций».

Опираясь на опыт последних лет, начиная со «швейцарских событий», европейских и американских выборов, не создается ли впечатление, что брокеры стали слишком легко использовать этот инструмент, то есть, попросту, «держаться за рубильник»?

Петр Татарников: «Швейцарские события очень сильно ударили по кошелькам дилеров. Давайте вспомним, что практически все клиенты продавали франк ввиду сдерживания курса Национальным Банком Швейцарии. Это казалось достаточно безопасной стратегией. Однако одним утром франк улетел вверх на 30%, и в тот момент клиенты потеряли в разы больше, чем у них было на счетах. В первую очередь из-за высокого плеча. Отвечать же за эти убытки перед своими контрагентами пришлось непосредственно форекс-дилерам. Поэтому дилеры стали намного осторожнее. Это также отвечает на вопрос о том, чьи интересы преследуются в первую очередь в период изменения торговых условий».

Похожая статьяДля чего брокерам нужен черный список форекс-трейдеров Сергей Ширко: «Это, правда, очень грустно констатировать. Это значит, что они (брокеры) не думают о будущем, не хотят развиваться сами и индустрию в целом. Живут сегодняшним днем и думают исключительно о своем кошельке. Всегда проще воспользоваться рубильником, чем делиться прибылью с поставщиком ликвидности. Поскольку в таком случае, вам придется платить комиссию/свопы за сделки, которые хеджируете, но самое печальное — вы перестаете зарабатывать со слива.

Ритейл-брокеры с маркет-мейкерской моделью просто не готовы это принять и не представляют свою жизнь в этих новых условиях. Они скорее закроют свои бизнес, чем позволят кому-то претендовать на часть клиентских средств, которые они уже считают своей прибылью».

В последнее время брокеры предлагают клиентам заведомо волатильные и рисковые инструменты (такие как криптовалюты), не идет ли использование «рубильника» в среде повышенной волатильности вразрез с ожиданием привлеченного клиента, его готовностью рисковать на колебаниях или устойчивом тренде (биткоин)?

Петр Татарников: «Я мог бы сказать, что это не идет в разрез с ожиданиями клиентов, но это было бы неправдой. Безусловно идет. Все дилеры сейчас хотят заработать на крипто-тренде, предлагая CFD на биткоин и другие криптовалюты. Однако вопрос достаточной ликвидности на этом рынке по-прежнему открытый. Поэтому, пытаясь не упустить этот поезд и в тоже время не допустить огромных рисков, дилеры идут на серьезные ухудшения условий по таким инструментам. В этом случае клиенту нужно «десять раз отмерить», ведь иногда лучше ничего не делать, чем делать на заведомо невыгодных условиях».

Что такое нерыночные котировки на Форекс

Сергей Ширко: «Конечно трейдеры идут за волатильность, которая на рынке Форекс неуклонно снижается. Именно поэтому все брокера без оглядки набросились на этот «жирный пирог», как на новую возможность распила клиентских средств. Некоторые, в суете даже забыли позаботиться о том, как будут управлять своим риском на этом новом рынке. Чтобы ускорить процесс слива на старте были предложены высокие кредитные плечи.

Однако из-за легкой предсказуемости нового рынка это только подлило масло в огонь. В результате, многим из брокеров этот «пирог» оказался не по зубам, и они взялись за старый добрый «рубильник». Это, конечно, не будет способствовать привлечению клиентов, явно демонстрируя отношение к ним. Однако когда тебя заботить только твой кошелек, о клиентах думаешь меньше всего».

Чьи интересы в первую очередь учитываются при введении и использовании инструментов риск менеджмента? Какие могут быть альтернативные варианты?

Петр Татарников: «Маркет-мейкеры в первую очередь управляют своими рисками. Изменение торговых условий — это один из основных инструментов управления рисками. Как я уже сказал в ответе про «швейцарские события», у клиентов возникли обязательства перед дилерами, такие же как у дилеров перед контрагентами. Возникшие обязательства не исполнялись трейдерами. В каких-то случаях дилеры гарантировали клиентам защиту от негативного баланса и попросту не могли требовать покрытия возникших обязательств. Поэтому дилеры, управляя своими рисками, также управляют и рисками клиентов.

Похожая статьяКак устранить конфликт интересов в любой форекс-компанииВажно также отметить, что для эффективного управления необходима качественная автоматизация. Вручную это делать эффективно невозможно, так как ситуации на рынках могут развиваться очень стремительно. Дилерам требуется специальный софт для ограничения как своих убытков, так и убытков клиентов. Финансовая комиссия недавно сертифицировала одну из таких платформ — «Брокер Пилот», которая решает задачи контроля и управления рисками дилера автоматически».

Сергей Ширко: «По большому счету интересы клиентов всегда стоят на втором месте. Однако это не значит, что их вообще не надо учитывать. На мой взгляд, больше других в этом деле преуспели институциональные поставщики ликвидности, которые просто расширяют спреды в таких ситуациях. С одной стороны, это не вынуждает клиентов закрывать ранее открытые позиции и заметно снижает поток новых ордеров, поскольку цены уже не так хороши. С другой стороны, самые агрессивные трейдеры будут платить больше за вход/выход из рынка, и это конечно выгодней для поставщика, чем просто резать плечо.

Однако самый простой и эффективный способ для любого брокера — захеджировать этот риск на внешнем контрагенте и не держать весь клиентский поток «в доме».

Источник: ForexMagnates

Оставить отзыв

 

Отзывы к записи:

На данный момент отзывов к этой записи нет. Ваш комментарий может быть первым.

наверх