Алексей Бачеров: «Банки похоронят классических брокеров»

брокеры и банки

Вступление

Алексей Бачеров, управляющий партнёр Инвестиционного партнёрства ABTRUST, рассказал о негативных последствиях принятия нового закона о категоризации инвесторов, банковском лобби и закате традиционного брокерского бизнеса.

Любое ограничение влечёт за собой поиск альтернатив

— Алексей брокеры сейчас очень обеспокоены новыми инициативами регулятора по категоризации инвесторов. Раньше было две категории, теперь будет четыре. Зачем это делается и почему все обеспокоены?

— Мы тратим огромное количество времени, сил и денег на финансовую грамотность. При этом, с другого конца мы берём и начинаем делить инвесторов: на категорию «совсем неразумных», «поумнее», «умных» и, наконец, на тех, кому доступны все инструменты, которые есть на бирже. То есть мы с одной стороны их учим, а с другой, сегментируем. А зачем мы тогда столько сил тратим на их обучение? На мой взгляд, это непоследовательность в позиции регулятора.

Второй момент. Когда вводили первый раз категоризацию инвесторов, происходило некоторое расширение инструментария, который был доступен неквалифицированным инвесторам – добавили часть ценных бумаг, ПИФы. Сейчас мы не видим никакого дополнительного бонуса от новой категоризации – просто происходит разделение того, что мы уже имеем, явно ухудшая положение действующих инвесторов. Мы уже говорили на прошлом интервью

— Что мы даём человеку Калашникова, когда он служит в армии, но при этом запрещаем ему покупать фьючерсы?

— Именно, в конце концов, у нас есть Гражданский кодекс, есть понятие дееспособности. Первое. Если вы уж хотите ввести сегментацию рынка и защитить начинающих инвесторов, то нужно действовать через механизм поднятия тех же лотов. Условно, если лот на покупку каких-либо акций был на уровне одной тысячи рублей, то давайте сделаем его по 10 тысяч рублей. И в этом случае естественным образом отсеется часть людей, которые не смогут покупать такие лоты. Как решить эту дилемму, вопрос второй.

Второе. Человек, который пришёл к брокеру открывать счёт, должен знать о рисках, должен подписаться под тем, какие риски он на себя взял. Но не формально, как происходит довольно часто, а с пониманием, осознанием. Как в банковском кредитном договоре – в правом верхнем углу полная ставка. Не где-то там мелким шрифтом…

— А как на пачках сигарет.

— Да, крупно, в принципе этого достаточно. Единственное, что я приветствую, это ограничение на возможность совершать операции с опционами. Но большинство брокеров, будем честны, и сами ограничивают в таких возможностях новичков, неквалифицированных инвесторов. Тут многие работают, что называется, на совесть.

— СРО должно бежать впереди паровоза, впереди регулятора.

— Ну а если какой-то брокер идёт на такой риск, ставит под удар своего клиента, то тут нужно, конечно, разбираться.

— Сегментация инвесторов может как-то повлиять на исход инвесторов на иностранные рынки?

— Несомненно. Любое ограничение влечёт за собой поиск альтернатив. К сожалению, боюсь, что люди побегут не на другие рынки, ведь нет ничего плохого, если инвестор покупает американские акции. Опасность в том, что люди снова потянуться в финансовые пирамиды. И здесь основной вопрос к регулятору: зачем нужно регулировать то, что итак вполне хорошо работает? У меня нет конкретных ответов, но нужны точечные решения, точечные наказания.

— Судя по последним событиям, в том числе в декабре прошлого года по forex, Банк России тем и занимается, что запрещает, запрещает, грозит кулаком?

— Не только в Банке России, это общая стратегия наших властей во многих сферах. У нас как не закон, так что-то запретить, как что-то ограничить. Практически ничего не делается для того, чтобы создать привлекательную среду, улучшить инвестиционный климат. Позвольте, зачем нам нужно защищать людей от самих себя? Взять западный опыт. Люди вкладывали деньги, теряли деньги, на те деньги, что оставались, выросли крепкие сильные компании, которые стали драйверами роста. Но если изначально запретить процесс инвестирования, то следующих стадий не будет. Поясню. На пузыре доткомов потеряли деньги огромное количество людей, но не было бы доткомов, не было бы Amazon, Google, Facebook, Netflix и ещё с десяток нынешних лидеров. Это развитие.

Похожая статьяГотов ли рынок к приходу массового частного инвестора?Ещё один момент. Вот недавно в руководстве ЦБ предложили увеличить порог для сумм инвестирования для неквалифицированного инвестора с 400 тысяч до 1,4 млн рублей – до уровня суммы, которая застрахована АСВ. Сразу возникает вопрос, а при чём тут страхование депозита? Какая логика? На мой взгляд, логичнее просто застраховать брокерские счета, что повысит привлекательность биржи. Я объясняю это просто: регулятор лоббирует банки, банки заинтересованы в том, чтобы деньги не покидали их. Мы можем много рассуждать, почему так происходит, но вряд ли это от хорошей жизни. В целом стабильность банковской системы под большим вопросом, если такая задача лоббируется на самом, что называется, верху.

— Но нам говорят, что есть огромный навес ликвидности.

— Большой вопрос, признаюсь. Мне эта история напоминает историю с МФО «Домашние деньги». Что такое хорошие или плохие займы? Некая бумажка. Вот человек не обслуживает заём, я с ним заключаю новый договор и вуаля – он сразу стал хорошим заёмщиком. В банковской сфере такие фокусы делать сложнее, конечно. Объясню по-другому. Что у нас является предметом залога по кредитам? Часто это квадратный метр жилья. Все говорят, что жилье стоит столько, но я, например, не вижу, что на такую стоимость жилья есть соответствующий платежеспособный спрос. Так где же баланс? Если у вас 30% спроса – это отложенные обязательства? Мы видим, что у нас пятый год население нищает. Ипотеку подешевле сделаете? Нет, чудес не бывает, когда Банк России повышает свою ставку, банки автоматически повышают ставки по кредитам.

Поставьте себя на место банкира. Зачем ему выдавать под 8% ипотеку и нести риски, если он может купить надёжные ОФЗ по той же ставке? Два разных риска.

Ликвидность – это баланс пассивов и активов, и если мы возьмём и обесценим недвижимость процентов на 30, приведём её к платежеспособному спросу, то где будет этот навес ликвидности? Один из моих знакомых считает, что нас ждёт период гиперинфляции. Можно спорить с ним о размерах инфляции, но я тоже считаю, что у рубля нет оснований укрепляться. Инфляция за десяток процентов, например? Если его сценарий подтверждается, то ситуация еще хуже становится и все эти вклады в банках могут стать чуть ли не единственным спасением для системы. Непростой вопрос. Мы видим две неприятные картины: заявления, которые делаются высшими чинами, часто не исполняются и законы, которые принимаются, то же не исполняются. По той же демографии. Когда заявляется, что у нас должен быть такой-то прирост населения. Но даже данные Росстата опровергают такую возможность.

— Старого Росстата и нового?

— Да уж, можно долго шутить на эту тему, но даже в самом оптимистичном варианте в России в ближайшие пять лет убыль населения составит 100 тысяч человек. К сожалению, власти не договаривают правды. Правда вроде бы как доступна, кому нужно может найти её. И про ликвидность та же история. Может быть, ЦБ что-то недоговаривает? Вот недавно Екатерина Андреева давала интервью Би-би-си и сказала, что молчание – это не ложь. Как хотите, так и понимайте.

— Да, эксперты говорят, что банку «Траст» выдали депозитов на 1,4 трлн рублей, только одному ему, а были и другие банки, которых спасают. При этом вся прибыль системы за 2018 год составила всего 1,3 трлн рублей. Будут ли они обслуживать эти депозиты?

— Обратите внимание на само название — банк плохих долгов. Уже нельзя сказать, что там хорошо с активами. Сейчас мы упакуем туда кучу плохих кредитов, в лучшем случае можно надеяться, что найдутся деньги на выплату процентов. Иногда важнее понимать не конечную цифру, а её динамику. А динамика не внушает оптимизма. Где прорыв? Закон о категоризации не улучшает инвестиционный климат.

— Алексей, а не будут ли брокеры «дуть на воду»? Когда Банк России стал формировать чёрные списки, а банки стали бежать впереди паровоза, рубить всех подряд?

— У банков более выгодная позиция. Брокеры живут в куда большей конкурентной среде, чем банки. Если брокер сделает что-то не то, то клиенты убегут к другому брокеру. Классический вкладчик банка сильно отличается по своему портеру от типичного владельца брокерского счёта. Поэтому брокеры «дуть на воду», думаю, не будут. А банк может. Кто из вкладчиков побежит ради 8-9% на биржу?

Алексей Бачеров: Банки похоронят классических брокеров

Мне кажется, что есть банковское лобби. Выигрывают банки, которые активно начали продавать брокерские услуги. Даже самый крупный брокер с историей вряд ли может что-то противопоставить крупным банкам. Брокерский бизнес изначально строился как клиентский, а тут появляются банки, у которых такие громадные активы… Райффайзенбанк взять. Он всегда был очень осторожным и подчёркнуто белым. Именно поэтому там ставки по депозитам одни из самых низких, а ставки по кредитам – одни из самых высоких, обслуживание самое дорогое. Но даже этот банк вышел на брокерский рынок. Дороже, удобства меньше. Но как нужно постараться условному БКС продать свои услуги и что для этого нужно сделать Райффайзенбанку? Несопоставимые усилия. Банковский клиент быстрее купит у банка.

Лет пять назад я делал исследование про ПИФы. Почему у нас не очень сильно развиваются ETF, ведь закон давно вышел? Ответ простой: ETF продаются через биржу, а ПИФы – через собственную сеть. 5 Управляющих компаний держат 95% рынка открытых ПИФов. И зачем этим УК развивать ETF? Через какое-то время наши брокерские дома столкнутся с неприятной ситуацией. Представьте, на боксерский рынок выходит профессионал в лёгком весе против профессионала в тяжёлом весе. Тот, что полегче, будет долго махать кулаками, но участь его очевидна – один удар и бой закончится.

По материалам FinVersia, автор — Федор Чайка

Оставить отзыв

 

Отзывы к записи:

На данный момент отзывов к этой записи нет. Ваш комментарий может быть первым.

наверх