Клиенты офшорных брокеров зачастую рискуют не меньше, чем клиенты финансовых пирамид

alfa

Вступление

Управляющий директор Альфа-Форекс Кирилл Дронов рассказал об амбициозных планах компании по привлечению клиентов и о необходимых условиях для развития российской юрисдикции.

Пока клиенты «голосуют ногами» в пользу офшоров

– Почему Ваша компания приняла решение получать лицензию форекс-дилера?

– Альфа-Форекс создавался с единственной целью – получить лицензию форекс-дилера и начать по ней работать. В Альфа-Банке очень экономически активный клиент, который совершает много операций по конвертации, интересуется валютами, и нашему клиенту нужен такой продукт. Мы понимали, что благодаря известному бренду, нам не сложно будет сформировать клиентскую базу, чтобы этот проект был крупным и прибыльным.

– В чем основные различия между условиями работы форекс-дилера в российской и, например, кипрской юрисдикциях?

– Мы, конечно, сравниваем условия разных юрисдикций с российскими торговыми условиями. Но, наверное, стоит в первую очередь смотреть не на кипрскую юрисдикцию – она не так популярна сейчас, а на офшоры (Сент-Винсент и Гренадины, Вануату, Британские Виргинские острова и подобные юрисдикции). В основном клиенты-россияне (95%) торгуют именно там. Из полумиллиона россиян, которые торгуют на форексе, всего несколько тысяч делают это в российской юрисдикции.

Похожая статьяПять правил: как избежать мошенников на форексеОфшоры – наш основной конкурент. Почему? Потому что там большие кредитные плечи – 1:500, 1:1000. Многие, кто приходит на этот рынок, хотят именно такие условия. Они очень азартны, им хочется за один день удвоить, утроить депозит на небольшом движении… Но, как правило, к сожалению, из-за таких больших плеч результат обратный: в тот же день можно всё потерять. С такими плечами депозит не живёт дольше, чем неделю или две от силы. Но есть ещё одно важное отличие этих юрисдикций. Там намного больше инструментов. Как правило, в офшорной компании их двести-триста. В основном, это CFD на акции различных компаний, на сырьё, на металлы и на всё остальное. Сейчас пока, к сожалению, нам этого не хватает в нашей российской юрисдикции.

– Бывает, что, попробовав торговать у офшорного форекс-брокера и за несколько дней всё потеряв, клиент осознаёт все риски и переходит в более консервативную юрисдикцию?

– Как правило, клиент не понимает, что это произошло по вине больших плеч. Что это такое, по сути – большие плечи? Никто же не заставляет ими пользоваться. Вот, например, купили вы дорогую иномарку. На ней можно ездить 300 км/ч, но не обязательно ездить именно триста, можно ведь ехать и 60-80 км/ч по городу, как того требуют правила. Тут просто появляется больше возможностей для клиентов, да и всегда можно делать какие-нибудь ограничения – давать большие плечи только квалифицированным инвесторам, тем людям, которые уже имеют опыт и показали положительную статистику, например. Если вернуться к аналогии с водителями: нельзя ученику сразу давать спортивный автомобиль. Ему надо сначала что-то такое, на чём можно поучиться, поездить на первой-второй передаче. А потом уже дать возможность для манёвра.

Похожая статьяАФД направила в прокуратуру список из 212 сайтов нелегаловЕщё клиенты, торгуя в офшорных компаниях, что уж скрывать, не платят налоги. По пальцам можно пересчитать тех, кто торгует в офшоре и подаёт декларацию в налоговую инспекцию. Многим клиентам нравится непрозрачность. Но мы общаемся с крупными клиентами банка и им очень важно, чтобы компания за них платила налоги. Таким образом они избавляются от обязанности делать это самостоятельно. Особенность клиентов сегмента private в том, что они платят налоги. У нас в Альфа-Групп есть компании, которые существуют уже давно и являются налоговыми агентами – например, Альфа-Директ, предоставляющая доступ на фондовый рынок или управляющая компания Альфа-Капитал. Клиенты там хотят, чтобы всё у них было официально, легально и по-белому. Чтобы всё было зарегистрировано в рамках российского законодательства.

– С форексом такая же логика?

– Да. Мы ожидаем, что клиентов это не отпугнёт. Может быть, отпугнёт только совсем маленьких клиентов, которые, скорей всего, продолжат работать в офшорах. Но крупных это, наоборот, даже больше заинтересует.

– Рынок форекс в России пока находится в зачаточном состоянии. Какие факторы способствовали бы его ускоренному развитию?

– Пока клиенты «голосуют ногами» в пользу офшоров. Нужно смотреть, понимать, что их там привлекает. Помимо высоких плеч и большого количества инструментов, привлекает разнообразие способов ввода и вывода денег. У таких компаний их, как правило, 15-20 вариантов. Это разные электронные кошельки, банковские карты, много различных платёжных систем. Людям это нравится, потому что иногда нужно пополнить счёт в моменте, когда рынок идёт против тебя, и они даже готовы за это платить комиссию. В российском законодательстве есть только банковские переводы. Возможно, если бы были подключены ещё какие-то способы, то это бы тоже привлекло потенциальных клиентов.

– Но, наверное, нужны не все способы пополнения, которые доступны в офшорах, а хотя бы основные?

– Да. Такие популярные, как карты, Яндекс-деньги и тому подобные.

– А если вернуться к инструментам – всё ли нужно в российской юрисдикции?

– Может быть, и не всё. В основном люди торгуют CFD на нефть, металлы. По 250-300 инструментов, как в офшорах, наверно, не нужно. Но основные виды сырья и металлов не помешают. Часто люди торгуют рублёвыми валютными парами и хеджируют эти же свои позиции за счёт сделок по нефти. Понятно, что есть корреляция между нефтью и рублём, и люди используют в совокупности эти инструменты для того, чтобы добиться максимального эффекта от своей торговой стратегии. А у российских форекс-дилеров им пока доступны только валюты. Хотя список валют довольно широкий – в последней версии 49 инструментов, даже включая такие экзотические, как шекель или сингапурский доллар. Столько даже и не нужно основному клиенту. Всё-таки евро, доллар, фунт и рубль – это процентов девяносто всего оборота.

Но бывают у людей и специфические потребности. Некоторые клиенты работают с определёнными компаниями, и находятся в зависимости от курса какой-нибудь норвежской кроны. Но это бывает редко. Чаще бывает, что клиент следит за новостями в каком-то определённом регионе и хорошо разбирается, скажем, в турецкой лире (которая, кстати, падала довольно серьёзно последние несколько лет).

Людям надо давать возможности, но большая часть клиентов отказалась бы от экзотических валютных пар в пользу нефти или металлов.

– Какие преимущества получает потребитель, взаимодействуя с форекс-дилером с лицензией ЦБ РФ?

– Все мы знаем, что рынок форекс, по сравнению, например, с фондовым рынком, имеет не очень хорошую репутацию. Всё это за счёт компаний, которые закрывались с деньгами клиентов, и российский суд никак не смог защитить пострадавших. Клиенты отправляли деньги за рубеж – в те компании, у которых на территории России, кроме сайта, ничего и нет. Сколько рынок форекс существует, каждый год какие-то компании да обманывают клиентов. Причём часто бывает, что те же люди открывают ещё одну такую же компанию и привлекают опять тех же клиентов, и по новому кругу их обманывают.

Похожая статьяФорекс-дилеры просят ЦБ РФ смягчить им торговые условияТо, что у нас рынок стал регулируемым – это благотворно влияет на всю отрасль. В рамках российского законодательства такое поведение по отношению к клиенту невозможно. И средства теперь уже хранятся отдельно от средств компаний (на номинальных счетах со спецразделами), к ним уже дилер не имеет никакого доступа. И сделку можно оспорить в российском суде. И у компании всегда есть офис, куда можно обратиться. У форекс-дилера всегда в наличии остатки собственных средств больше 100 миллионов рублей, которые могут быть задействованы для выплат клиентам.

– В случае банкротства?

– Да. Если компания окажется финансово несостоятельной, то клиент будет защищён не только средствами компании, но и всей отраслью, за счёт субсидиарной ответственности дилеров. Поэтому клиент здесь может себя чувствовать максимально защищённым. И так на этом рынке люди часто теряют свои средства в результате торговли. Но если к этому ещё добавляется нерыночный риск – риск банкротства компании, то многим клиентам было совсем страшно идти на этот рынок. Теперь единственный риск, который остался – чисто рыночный. Он всем понятен, клиенты его принимают, когда идут на этот рынок. Но, естественно, никто не готов принять ситуацию, когда ты даже заработал деньги, а тебе их не отдали, что часто возникает с офшорными компаниями.

– Правильно я понимаю, что, с одной стороны, регулируемый рынок удобен для новичка, который не будет рисковать так сильно, как в офшорах с огромным плечом, а с другой стороны, наоборот, удобен вип-клиентам с большим объёмом вложений, которые предпочитают, чтобы всё было по-белому?

– Да, всё так. Но, к сожалению, как мы видим, большинство пока выбирает большие плечи и огромный набор инструментов, а также удобные способы ввода-вывода средств. Пока, увы, клиенты голосуют не в нашу пользу. Но мы ожидаем, что эта тенденция всё-таки изменится, и всё большее количество людей будет приходить на российский регулируемый рынок. Деофшоризация, как бы то ни было, идёт.

Клиенты зачастую не могут адекватно оценить тот риск, на который они идут, когда акцептуют публичную оферту и переводят свои деньги куда-то за рубеж. Поэтому мы считаем, что государство должно взять на себя такую роль – защищать своих граждан и даже, наверное, доносить до клиентов риски.

– А правда, что профессиональные трейдеры с высоким плечом не торгуют?

– Смотря кого называть профессиональными трейдерами.

– Тех, кто зарабатывает на форексе в течение нескольких лет, например.

– Как правило, среди тех клиентов, которые пользуются маленькими плечами, больше процент тех, кто зарабатывает. Да и тот, кто теряет деньги, пользуясь маленьким плечом, теряет их в этом случае не быстро, не за один день. Но, на наш взгляд, у клиента должна быть возможность работать с плечом побольше. Особенно у того, кто уже действительно много лет на это рынке и знает, как этим плечом пользоваться грамотно.

– Насколько полезным для финансового рынка, на Ваш взгляд, является законопроект о досудебной блокировке сайтов нелегальных компаний Центральным банком?

– Как я уже говорил, государство, на наш взгляд, должно ограждать население от недобросовестных участников рынка. Даже нельзя назвать их участниками рынка, раз они в России действуют нелегально. Мы поддерживаем такую инициативу. Как минимум, это снизит количество клиентов, которые пойдут в офшоры. Они будут понимать, что, раз сайт заблокирован, значит он несёт какую-то опасность, и лучше работать с теми компаниями, сайты которых доступны. Новички будут понимать, что не стоит в таких компаниях регистрироваться. Ну а те, кто уже привык работать в офшорах, они и так найдут способ перевести туда каким-то образом средства. На них блокировка сильно не повлияет. Но, на наш взгляд, по крайней мере большую часть клиентов это должно оттолкнуть, насторожить и направить их в легальное русло, на легальный рынок.

– Вы недавно зарегистрировали рамочный договор и в ближайшее время должны начать работать с российскими клиентами. На какие темпы роста клиентской базы вы рассчитываете выйти в этом году?

– В течение года после того, как мы начнём массово привлекать клиентов, мы рассчитываем, что у нас будет торговать около полутора тысяч клиентов (к концу года). У нас есть амбициозные планы – к концу второго года превысить четыре тысячи активных клиентов. Нам в этом поможет наш сильный бренд и торговые условия, которые мы постарались сделать такими, чтобы клиент, привыкший торговать в офшорах, приходя к нам, не почувствовал каких-то больших изменений. Естественно, помимо того, что он будет платить налоги.

Похожая статьяРоссийский рынок Форекс меняет курсОфшорные компании, как правило, декларируют очень узкие спреды. У них на сайтах можно увидеть спреды в десять раз ниже, чем в среднем по российской юрисдикции. Но на поверку оказывается, что там много каких-то скрытых комиссий, и спреды указаны минимальные, которые, может быть, будут один раз в год, а 99% времени они будут сильно шире либо вообще указаны спреды с демо-счетов. В рамках российского законодательства такие фокусы не возможны. Здесь мы, естественно, публикуем реальные условия, на которых клиент работает. И тарифы, и все комиссии в нашем случае заранее клиенту известны. В итоге он поймёт, что работать с офшорами не так уж выгодно, как ему изначально казалось.

– Получается, сложно корректно между собой сравнить предложения лицензированных форекс-дилеров и офшорных?

– Да, практически нереально. Там ты можешь указать спред в несколько раз меньше, чем на самом деле, и никто за это не накажет, потому что нет мегарегулятора за офшорами. А здесь всё должно быть сразу честно и открыто «на берегу», до того, как клиент открыл первую сделку. Здесь конкурировать, конечно, тяжело с офшорами. У них большое пространство для манёвра в этом плане.

– Какие продукты и услуги будет внедрять Альфа-Форекс в ближайшее время?

– У нас, наверно, будет одна из самых больших линеек инструментов, которые сейчас есть в рамках российского права. Практически всё, что разрешено Банком России, мы будем давать. Может быть, за исключением пары-тройки самых экзотических валют.

Как только будет известно о том, что можно добавлять ещё инструменты, мы готовы будем их тоже внедрить. Мы только начинаем работать, а уже многие наши клиенты интересуются конвертацией средств. То есть они хотят не просто торговать, они хотят поменять валюту по курсу форекс. Поэтому мы будем, по крайней мере, стараться ввести такую услугу и сделать так, чтобы она полностью соответствовала действующему законодательству.

– Вы имеете в виду, после того как соответствующие поправки в законодательство будут приняты?

– Да. Всё, что будет разрешено, мы готовы делать для клиента. И новые инструменты, и конвертацию, и какие-то другие услуги, может быть.

– Вы являетесь членом рабочей группы СРО «Ассоциация форекс-дилеров» по вопросам внешних коммуникаций. Почему вопрос грамотной организации внешних коммуникаций – один из ключевых для российской форекс-индустрии?

– Мы смотрим форумы, где зарегистрированы клиенты, которые торгуют в офшорах. Мы читаем, что они обсуждают, понимаем их настрой. Зачастую они просто недостаточно информированы о том, что в России есть форекс, что можно работать полностью в защищённом режиме с лицензированными форекс-дилерами, что есть альтернатива компаниям, которые они выбрали. На любом форуме одна из самых животрепещущих веток – о возможности скама, то есть банкротства компаний. Это первое, что обсуждается. И уже за этим идёт обсуждение торговых условий, ввода и вывода средств. Люди пишут: «У кого-нибудь уже были проблемы с выводом средств?». Тысячи человек это обсуждают.

Здесь же, в рамках российского законодательства, за неторговые риски, по крайней мере, клиент может быть спокоен – их нет. Есть чёткие регламенты по вводу-выводу средств – не больше двух дней. Многие офшорные компании грешат выводом средств через неделю или больше, вплоть до «никогда».

Поэтому нужно информировать людей о том, что есть и другая реальность, где компании не банкротятся и деньги выводятся. Мы даже изучали сайты компаний офшорных, где есть личные кабинеты без кнопки «вывод средств». Там даже функция такая не предусмотрена в принципе. То есть функционал компании не подразумевает вывод средств. И всё равно люди идут и работают с ними.

– То есть не зря говорят, что люди зачастую сознательно идут в финансовые пирамиды, прекрасно понимая, что это пирамиды, и что они несут огромный риск потери средств?

– Как правило, да. Когда такие компании открываются, они привлекают клиентов огромными бонусами. Очень распространены поощрения за приглашение других клиентов, вплоть до части от их депозита. Вот это тоже причина того, почему рынок форекс в России пока не столь уважаем, как фондовый – потому что недобросовестные участники рынка бросают на него тень подобными действиями. Клиенты офшорных брокеров зачастую рискуют не меньше, чем клиенты финансовых пирамид. Им предлагают очень высокие проценты, рекомендуют отдать деньги в управление. Но такие истории, как мы видим по тем же форумам, быстро заканчиваются. Ещё быстрее, чем клиент бы сам потерял свои деньги в этой офшорной компании.

– В российской юрисдикции, мы знаем, подобное не практикуется.

– Совершенно верно, форекс-дилер может только предоставлять услуги по торговле, и не может быть управляющей компанией. По закону его деятельность исключительная. Компания никак не может за клиента совершать какие-то сделки.

– По вашему мнению, насколько конкурентоспособной является российская лицензия форекс-дилера в долгосрочном плане?

– Когда будет реализован ещё более жёсткий подход к офшорным компаниям, включающий вышеупомянутую блокировку сайтов, платёжных систем, которые работают с офшорами, рынок проявит свой огромный потенциал. Всё-таки полмиллиона человек в России торгуют большими оборотами. Их возврат к рынку, да ещё если будут какие-то послабления в плане упрощённой идентификации (потому что клиенты в офшорах привыкли открывать счёт в два клика), сильно ускорится. Этот процесс и сейчас уже идёт.

У некоторых конкурентов были отозваны лицензии как раз потому, что именно в российском регулируемом рынке у них бизнеса практически не было, он был в одноимённых компаниях за рубежом. Как раз после этого шага ускорился темп перехода клиентов в российское правовое поле. Как только мы получили лицензию, нам стало поступать очень много звонков. После того как мы запустили сайт, вступили в СРО и просто сообщили о том, что мы скоро откроемся, нам за несколько дней позвонили больше ста клиентов и сказали, что готовы уже даже в офис прийти и зарегистрироваться.

По материалам FinVersia, автор — Дарья Балабошина

Оставить отзыв

 

Отзывы к записи:

На данный момент отзывов к этой записи нет. Ваш комментарий может быть первым.

наверх